• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
15:39 

Ручной тормоз

remembering not to forget
У одного моего знакомого есть мотор. А в моторе том особенный тормоз ручной. Такой, что знакомому постоянно приходится таскать в багажнике кувалду и домкрат. Кувалдой он этот тормоз опускает, а домкратом -- снимает с.
Морали нет. Здесь.

@музыка: Зимовье Зверей -- Дом на сваях

@темы: проза, труха

23:21 

в поисках сюжета для новой песни

remembering not to forget
Все началось одним ничего не предвещающим радостей и горестей утром.
К слову сказать перед утром была ночь. А перед ночью, как ни странно, вечер.
Это выглядит более чем логично, видите, да?)
К слову сказать есть одна занимательная особенность кошек -- если вам кажется, что кошка греет вас -- не обольщайтесь и, пожалуйста, прекратите уже заблуждаться. Ясно как день -- это она греется вами. Кошки хитры, о, да!
К слову сказать, чтобы что-то появилось в голове (например, какая-нибудь история) нужен, нет, -- прямо необходим! -- ,кто-то, кто "заразит" вашу голову этой историей. Например, муза, ага. Или телеграфный столб -- всякое бывает, знаете ли. Кому и телеграфный столб муза. Кстати, интересная связь -- музы очень похожи на котов. Я понял это пару минут назад. Вот, смотрите, кто знает котов? Правильно, кроме старых дев -- никто. Ну, бывают и исключения, куда ж без них-то? Кот в Сапогах, например, Том, гоняющийся за Джерри по бесконечной квартире, Кот Шашлык и еще пару-тройку можно навскидку назвать. А всех кошек, особенно тех, которые остались с котятами после этих самых котов -- помнят сердобольные хозяйки. Путано объясняю, но все прояснится скоро, о, да! Это не каша в голове, это голова в каше! Кстати о котах, в следующей жизни мой папаша -- рыжий боевой кот был малым не промах. Бился с вениками насмерть. Но об этом чуть позже.
Музы неблагодарным совершеннейше образом забыты и покинуты. Зато помнят писателей. Такие вот пироги. А вот нет музы, и -- спрашиваю тебя, писатель, -- где твои романы, стихотворения, проза? То-то же!
К слову сказать -- если взять самого яркого человека и, допустим, посадить его на пару лет в карцер, держать на воде и хлебе и с людьми его не общать -- он потускнеет, я более чем уверен! Кто угодно потускнеет, ага.
Это я все к чему говорю -- очевидное, сволочь, бросается в глаза и выцарапывает, а неочевидное тихо ховается и никто о нем и не подозревает.
Или подозревает, но не обращает должного внимания. Или еще что-нибудь.
Но все таки началось одним ничего не предвещающим радостей и горестей утром! Радуйся, читатель! Черкай, редактор! Меня сбил какой-то автомобиль, например, зеленого цвета, когда я шагал в своих смешных ботах по городу. Я любил скорость в этой жизни. Мне не мешало тормозить жутко это чувство, я любил отчаянно и беспечно. Мне рассказывали, что я был на "скорости", но, чуял я, что это "скорость" была на мне. И вот, я вошел на всех парах, второй своей жизнью в ее -- все ту же -- первую. Были поминки и кайфовый народ, что "у меня походил в друзьях". Я потом бродил долго по всяким интересным местам. Первым делом, разумеется -- Питер. И, как оказалось, последним. Мне безумно понравилась одна кошечка. И я знал -- стоит мне у нее родиться -- стану первостатейнейшим кошаком! Мой папаша был рыжим психом. Как я уже говорил выше. И я долгое время сидел на Невском проспекте. Что я там делал -- черт его знает. В голове что-то заело. Как пленка. -- "...на Невском проспекте. Мы будем...". И там где-то полгода отвисал. Кушал все, что попадалось под лапы. Был радостен и юн, в общем. И тут вижу -- она! И она видит -- рыжий котик! Еще бы она меня не узнала! Ха! В красный так и не перекрасилась, но волосы все же подстригла. Ну а что потом-то? Взяла к себе в гости. И было мне вкайф. И ей, чего уж тут скрывать? И она мне рассказывала всякое. И я ее внимательно слушал. Грелся ею по ночам, хотя это скорее она меня согревала. Отожрал себе ряшку, конечно. На хозяйкиных кормах-то! Люто и бешено ненавидел всех мужчин -- от почтальонов до консьержа. Вот такая моя вторая жизнь, хороша, иначе и не скажешь!
Все началось одним ничего не предвещающим радостей и горестей утром.
Все началось. Потом подумало-подумало, да взяло, да как продолжилось!
и до сих пор не отпускает, да!
и не сбивает, о, нет!

Зеленый автомоооообиль, оу, е!!

@музыка: Аквариум -- Она может двигать собой

@настроение: %)

@темы: проза, luv и все дела, сны

20:07 

Такие дела

remembering not to forget
хорошее

плохое

Фросту

интересное

сявкое

что получилось в итоге

И, напоследок, я решил сегодня, что, пожалуй, покурю немного. ведь никто не против? А то зажигалка_для_бросающих_курить внезапно сегодня хорошо так зажглась.

@настроение: у-у-у, вернись ко мне, мой мозг!

@темы: day by day, всякое, кофе, проза, сны, чувствомысли

08:35 

Сборник "ХХ" ("Хтонической Хрени) растет и развивается

remembering not to forget

@музыка: Takeshi Hama -- D.M.C.

@настроение: полчаса назад какой-то мудак обрызгал с ног до головы водой, когда проезжал мимо

@темы: Х.Х., проза, стихи

08:27 

А ведь некоторые засыпают на самом интересном месте)

remembering not to forget
Город-женщина, город-подросток сделала полный круг на чертовом колесе
Очутилась внезапно в осени-сне
Поменяли все зонты на свитеры
Захотелось оченно кому-то «в эти самые ваши Питеры»
Перепрыгивают в транспорте друг через друга литеры
Отмороженный одомашненный кот свернулся рядом комочком
«Вы уверены, что хотите быть чьими-то?» спросил он «Мне, честно сказать, идея не очень»
Город-женщина, город-подросток собрала с пола стекла «порежетесь, порежетесь ведь, глупые дети, будет потом вам больно»

Город-женщина, город-подросток надела пальто, решила выйти в свет
А света-то нет! Кругом темным-темно.
Снится снег, мягко навалился на окно безымянный человек
Отвечает нелепо на вопросы «зачем?» и занимается откровенно ничем
Он живет и в твоей голове, то пьет чай с молоком, а то валяется праздно в коме
Рядом вкусно мурлычат под пледом
Кота вы уж точно не проведете, если застукает вас за этим-то делом
Коты хитры и святы – о чем мурлычат под пледом не узнаешь даже ты

Я скоро опять перейду на прозы, стихи, знаешь ли, как майские грозы отливами
Приливами – громами с молниями. То оглохнешь, а то и ослепнешь.
Я недавно проебал совершенно случайно сценарий. Он такой был наивный и добрый. Там даже в конце застрелил себя дворник. Нет, что я несу? Это был бармен! А картинку он сжег. Хитрый бармен не оставит следов в голове. Ни в своей, ни в чужой. Он ведь прицелился из ружья прямо в висок. И выстрелил – паф! Уничтожил весь сценарий, какой молодец! Рад за него. Сценарий явно дрянь, но наивный и добрый.

Я хотел бы вам рассказать про Ежика. Она зеленая и колючая. Что не делает ее менее м-м-м... притягательной. Она совсем не укладывается в рамки. даже в стихотворные. тем более -- в стихотворные. Она любит зеленый цвет, но я так и не спросил любит ли она кактусы. Ежик, ты любишь кактусы?

Город-женщина, город-подросток напоминает, что скоро снова будет весна.
Крыши, дома, шум деревьев, стекла, влюбленности, разочарованности
В ком-то она уже сейчас. Сидит, смотрит, улыбается, греется.
А ведь ей еще зиму пережить. Дофигища тепла,в общем, нужно ей.
Весне. Да.

Да, друг, я ебанулся. Я бросил пить. Кофе. Совсем никакая отговорка для шести абзацев.

@настроение: пост

@темы: проза, стихи

00:45 

Седое хмурое косматое чудовище

remembering not to forget
А теперь уберите от экрана всех, кто считал до сих пор, что я графоманствую толково.

morgen wird. besser

@музыка: Celtic Spirit -- Martha's Harbour

@настроение: %) пути фанфиков неисповедимы

@темы: проза

11:26 

Обещанная проза

remembering not to forget
Сидим в коридоре – я, Раста. Сидим в позе лотоса. Почти. На кровати валяется Рон, но его не видно, сидит за столом Лебедь, но его не видно тоже, а еще Цой – но его только слышно. А вообще его нет. Вот так. «Телефонный звонок, как команда – вперед!». Интересно, кто позвонит вам (нам, мне им) утром? У-тром, трем, четырем? Цой кончился. В плеере. В аське полно народа, но пусто.
Каток сваливает. И Лебедя становится слышно. Вот.
Похоже на записки юного натуралиста? М? Я прав. Я прав? Я прав!
И мы все сидим в коридоре, из комнаты доносится какое-то кантри, разбавляемое журчанием туалетного бачка, подобным журчанию чистейшего горного ручейка, что течет в своей безмятежности где-то в тишине зеленого горного ландшафта, которого, собственно нам тоже не видно, как и Рона и Лебедя, но, однако, слышно, причем слышно не тот далекий ручеек в той далекой далекости, а именно тот банальный унитазный бачок, что жцрчит по весьма не лирической причине, а лишь потому, что он неисправен.
Неисправен. Неисправим.
В глаза лезет дым. И в нос тоже и я совершенно на определенно малый, но верный срок забываю о сием замечательном феномене на флэту. Во мне 2, нет, три чашки кофе. А, может, и одна – кто знает? Кто считал? – но явно с молоком.
Ах, точно! Если с утра – то явно две. Под левой рукой Керуак с сотовым телефоном, а в комнате опять что-то играет. Опять Цой. У него весна.
Поскорее бы весну!
Эх, этот офигительный запах улиц, деревьев, людей, машин, промокшего асфальта – дрянь! В руке плавится ручка и стекает капельками пластмассы мне на всю ту же руку. Которая уже как-то прикасалась к весне – но это было давно и больше похоже ощущением на сон, нежели на действительность. Хотя, что есть она – эта действительность? – очередной сон? Хэй, старик, открывай глаза, просыпайся! А проснуться действительно не мешало бы… А что? Чувак, посмотри вокруг! Да, сейчас только начался ферваль, но и что с того? Там, где февраль, там недалеко и до весны, а там глядишь, и до лета рукой подать. А ведь это все так хорошо! Время счастья, любви и тепла. Только жаль, что многие этого не видят потому что спят, а спят потому, что не желают видеть, а не желают видеть потому, что не хотят просыпаться. А ты чувак, проснись, иначе все ништяки проспишь. Все равно ведь все мы умрем так или иначе. Но решать тебе, умереть ли во сне или в этой наступающей весне.
Вот, приблизительно так мы все и думаем. Про себя и не про себя, вслух и в голос. И когда спим… А уж когда бодрствуем такую муть мы думаем, что нам страшно становится за себя, за них, за нас, за окружающее нас общество и за дворника в подъезде – кстати, что он здесь делает? Ах да, просто спит, забей! Потом проснется и пойдет подметать тротуары снега, листьев, весны, осени, зимолета и прочего-прочего-прочего… И еще не факт, что в нашем городе.
Да и не факт, что он дворник вовсе. Может, он просто тут живет и хобби у него такое, подметать это все. А может, это и не человек, а нечто большее… Может, это просто Жизнь. Да, сама старушка Жизнь собственной персоной, взяла в руки метлу и пошла выметать все, что отжило свое; все; что обветшало, прогнило, умерло или приблизилось к этому состоянию. Дворник Жизнь однажды сметет и тебя и меня, и Рона, мирно спящего на Мирном и Нуну, читающего книгу, и бачок, журчащий словно горный ручей…
Однажды она всех нас сметет, ведь все мы однажды превратимся в грязь и пыль, в зиму и лето, в снег и зной… Может, она нас и сметет, но главное, что мы останемся во всем этом, мы будем жить… но только, если успеем проснуться.

Трам-пам-пам! Проснуться? От Жизни? Зачем? Вполне себе миленько так, разве нет? По-моему, очень даже. Это скучно, и, возможно, даже нелепо – копаться в иллюзорных иллюзиях иллюзий. Это бессмысленно – потому что копаемся мы сами иллюзиями – мыслями, мыслеобразами, буквами предложениями, словами и прочим хламом.
Так что – я бы предложил спать – коли сон. Или бодрствовать – коли явь. Вот-с такие пироги.
А пироги, кстати, неплохие, вкусные. Все в них есть и явь и сон, и небыль и быль, и то и другое, и елки и палки. И все мы в этих пирогах. Нет, бывает, что и в шоколаде порой, но редко. А на самом деле, глупо это все. И то, что мы с Торвииром все это пишем, тоже, с какой-то точки зрения глупо, но не глупее, чем старая брошенная барабанная палочка или надпись на запотевшем стекле автобуса №6.

О, надпись на автобусах, а уж тем более на стеклах – совсем не глупые, а очень полезные вещи. Сейчас объясню почему – они сбываются. Да, они могут. Слово, написанное на таком стекле исчезает и впитывается вместе с жидкостью, которая уже стала паром, в небо, небо проливается дождем/снегом/градом на город,, а город запоминает все, что было написано на таких стеклах. А сильнее города ничего нет в этом мире. Или, в этой комнате. Даже хотя бы потому, что мы живем в этом городе, следовательно – сильнее города быть трудно, но можно быть наравне. Вполне.
Вполне
Вместе с городом
Наравне
Ибо это хорошо быть собой и вместе с этим быть наравне с городом или еще с чем-то. Например, с природой.
Что может быть лучше жизни в гармонии с природой, жизни с ней наравне. Бросить бы все и слиться с ней! Из нее мы вышли, в нее и уйдем, так почему бы не отдаться ей, родимой, и проливаться осадками из надписей на стекле на запотевший город и на его жителей, что живут иллюзиями. Почему бы не пробиться на них прохладным свежим весенним дождем, составленным из надписей, чувств и мыслей?! Разве это не свобода?


@музыка: кулер

@настроение: вспоминаю

@темы: проза

19:53 

зарисовка про воображаемого друга

remembering not to forget
О! Мой воображаемый друг Марк работает в кинотеатре. Он работает там с утра и до вечера. А когда он не работает там -- он там живет и питается остывшими сосисками с майонезом. А иногда кормит ими канарейку. Канарейка уже на них смотреть не может -- ни на Марка, ни на сосиски, ни на майонез. Она просто отворачивается, закрывает глаза и представляет, что сейчас будет клевать зерно. Но история не про канарейку.
Мой друг Марк -- маленький философ. Ему плевать на все. С философской башни. Например, он весьма скептически относится к деньгам. Когда он слышит про то, что очередная мисс отказывается, чтобы за нее платили, он говорит и делает следующее: "Деньги -- это бумага. Вот вам кассета" -- протягивает кассету. У него этих кассет -- вагон и сейф забит под завязку. "На кассете трек. Слушать три раза в день перед едой. Если через неделю деньги вашу мисс все еще не отпустят -- расскажите ей про воображаемого друга Марка, который работает в кинотеатре. Про то, что он питается сосисками остывшими, на деньги ему плевать, и может даже бесплатно провести на какой-нибудь сеанс. Я слышал -- кассеты у него на все случаи жизни. Даже есть те, которые лечат от хандры и мигрени.

@музыка: Autumn Tears -- Carfax Abbey

@настроение: жру фантик

@темы: проза

Бложик -- ни крыши, ни ножек

главная